Тверские земли в первой половине XVI века

Хотя тверские земли вошли в состав Московского государства, крупные местные феодалы долго сохраняли остатки прежней власти, «карая и жалуя» в своих владениях.

В стране ещё не сложилось чёткое административное деление. Создавались уезды, постепенно объединяемые государственной властью в более обширные образования. На землях к северу и северо-востоку от Москвы располагалось свыше 40 уездов, получивших название «Замосковный край». В его состав входила и Тверская земля: прежняя территория Тверского княжества, соседние западные районы Верхневолжья, Бежецкая пятина. Тверью управлял воевода.

В начале XVI в. северная часть нынешней Тверской области принадлежала Деревской пятине Новгородской земли. Пятины оставались и в составе Московского государства прочными военно-административными единицами. Землями управлял новгородский наместник, а духовная жизнь находилась в ведении Новгородской архиепископии, впоследствии преобразованной в митрополию.

На юге границу Новгородской земли очерчивали обширные леса и болота в междуречье Западной Двины и Ловати, а на юго-востоке — низовья Тверцы и течение Медведицы. В едином государстве возросла роль сухопутного тракта из Москвы в Новгород через Тверь. Это снижало значение водной дороги по Тверце и Мете и древнего Селигерского пути. Торопецкий уезд входил в состав Смоленской земли, пограничной с великим княжеством Литовским. После присоединения Смоленска к России в 1514 г. Василий III дал городу жалованную грамоту. Согласно грамоте, сохранялись большие права и привилегии местной власти, в том числе и в Торопце.

Число жителей Тверского края выросло приблизительно до 350-400 тыс. человек, но плотность населения оставалась очень неравномерной.

Земледелие продолжало развиваться как основной вид хозяйства и требовало освоения новых территорий. Наряду с сёлами и деревнями заметной формой поселений стали малодворные починки. Поселившись на новом месте, крестьяне активно вырубали лес под пашню. По указаниям центральной власти для учёта всех владений и определения налогов составлялись писцовые книги. Из них виден резкий рост починков в Тверском и Торопецком уездах, в Бежецкой пятине.

Усадьба владельца починка включала несколько жилых и хозяйственных построек. Жили в деревянной избе с печью, здесь же выполняли домашние работы. Летом нередко переселялись в неотапливаемую клеть, где хранились запасы продуктов. Обычно в хозяйстве имели лошадь, двух коров, несколько овец и коз. Тёплые хлева для домашнего скота отсутствовали. Животноводство из-за малой продуктивности обычно не давало большим крестьянским семьям достаточно мяса и молока. Однако в долинах многочисленных рек и озёр имелись хорошие травостои, и пойменные луга могли вполне обеспечивать интересы местного животноводства. Из таких районов крестьяне везли на продажу мясо, сало, кожи, щетину.

Поле пахали сохой, а в крупных хозяйствах — плугом. Сеяли озимую и яровую рожь, овёс и ячмень, а на Бежецком Верхе лён. Часть земли находилась поочерёдно под паром для повышения урожайности, то есть не обрабатывалась. Эта форма трёхполья предполагала раскорчёвку новых площадей.

В городах и крупных сёлах разводили сады. Повсеместным стало приусадебное огородничество. Выращивали лук, морковь, свёклу, капусту, чеснок. Среди корнеплодов преобладала репа.

На Мологе и Мете, в бывших новгородских землях, местные вотчинники лишились своих владений, которые отобрали московские князья. В Тверском Верхневолжье большинство крупных и средних феодалов миновала беда, постигшая их соседей, то есть выселение и конфискация имущества. Они сохранили свои родовые владения, избегнув «вывода». В первой половине XVI в. центральная власть раздавала поместья боярам и дворянам в Тверской земле, в основном, за счёт дворцовых владений.

В последние годы тверской независимости многие местные бояре перешли на службу Ивану III и в последующем получили от него земельные пожалования.

На московскую службу переходили бояре и из других княжеств, потерявших независимость. Некоторые из них также получали поместья в тверских землях.

В итоге прежние известные тверские роды оказались полностью растворены в общерусской феодальной среде. Стало складываться новое тверское дворянство. Большое число вотчин принадлежало церкви, в том числе крупным монастырям: Иосифо-Волоцкому, Троице-Сергиеву, Калязинскому Троицкому Макарьеву. Государство стремилось к полному закрепощению крестьян, но барщина ещё не стала основной крестьянской повинностью. Преобладал денежный оброк.

Объединение земель, ослабление внешней военной угрозы и стабильность жизни стали положительно сказываться на росте городов, развитии ремёсел, промыслов и торговли.

Скудость почв не позволяла тверским крестьянам отрываться от лесных промыслов и рыболовства. Ввиду обилия дичи и рыбы эти занятия нередко становились основными.

В крупных сёлах и поместьях утверждалась ремесленная специализация. В с. Медном, расположенном на дороге из Твери в Новгород, жили десятки ремесленников: хлебники (пекари), сапожники, портные, кузнецы, рыболовы, плотники и др. Село Кушалино к северу от Твери было известно кузнецами, Осташковская слобода — рыбаками. С XVI в. началась слава кимрских сапожников, не утраченная и ныне.

Рост ремесла стал основой местной и общерусской торговли. Из-за малочисленности городов большая часть торговли сосредоточилась в торговых сёлах на путях сообщения. В основном, они принадлежали монастырям, имевшим особые привилегии, а остальными торговыми сёлами владели бояре и дворяне.

На берегах крупных рек ставились торговые «рядки». Оптовую торговлю вели в гостиных дворах и на ярмарках. Особенно была знаменита ярмарка в Веси Ёгонской на Мологе, важном пункте между центром и севером России. Тверские гостиные дворы имелись в Новгороде и Пскове.

Археологические раскопки в Твери и Торжке, Старице и Торопце выявляют яркие и многочисленные образцы ремесленных изделий. Гвозди, замки, топоры, лемехи, иглы, детали конской сбруи расходились на продажу за сотни вёрст. В Старице изготовляли, по словам современника, «лучшие в России войлочные армяки». В Твери делали добротную и искусно украшенную деревянную посуду. Выделанные кожи, холсты, обувь, мыло, глиняная посуда повсюду шли на местный рынок.

В списке городов Руси XVI в. упомянуты Белая (Белый), Белгород на Волге (пос. Белый Городок Кимрского района), Городецк (Бежецк), Городец на Мологе (затоплен Рыбинским вдхр.), Зубцов, Кашин, Клин, Микулин (с. Микулино-Городище в Московской области), Ржева Володимерова (Ржев), Старица, Тверь, Торжок, Торопец, Холм Красный (в Зубцовском районе), Холопий Городок (на Мологе, затоплен Рыбинским вдхр.). Основными частями тверских городов были укрепленный детинец (кремль) и открытый торгово-ремесленный посад. В детинце проживали представители светской власти, духовенство, дворяне с челядью; на посаде — ратники, ремесленники, торговый люд и крестьяне. Западные города — Торопец, Белая, Ржев — укреплялись перед лицом польско-литовской угрозы, восточные имели более мирный вид.

Тверь в XVI в. оставалась одним из крупнейших русских городов. От её стен начинался великий Волжский водный путь. Утратив самостоятельность, Тверь постепенно теряла столичный облик, но по-прежнему славилась церквями и монастырями. Духовным центром и хранилищем официальных и частных бумаг являлся кафедральный собор. К сожалению, эти документы сгорели в большом пожаре 1537 г. Кроме собора Спаса Преображения в Тверском кремле находились и другие храмы, а также Михайловский монастырь.

Древняя тверская деревянная архитектура не сохранилась из-за пожаров и ветхости, а большая часть каменных построек, в том числе Спасский собор, комплексы Жёлтикова и Отроча монастырей, уничтожена в советское время.

Не менее богатый церквями и монастырями Торжок превращался в провинциальный город, оживляемый водной дорогой к Новгороду.

Постепенно падало значение старинного Кашина. После 1512 г. за последующие сто лет о нём почти нет сведений. Зато неподалёку обустраивался и набирал экономическую мощь Калязинский Троицкий Макарьев монастырь.

Выше Твери по Волге самым крупным городом была Старица, центр особого Старицкого удела. В кремле велось белокаменное строительство, а посад вырос до 300 дворов.

Важной пограничной крепостью оставался Ржев, но постоянная литовская угроза сдерживала его развитие как города. Это же обстоятельство мешало и росту Зубцова.

Осташковская слобода принадлежала Иосифо-Волоцкому монастырю. Рыбацкие угодья на оз. Селигер приносили её жителям большие доходы. В начале XVI в. осташковских рыбаков не разорило даже увеличение монастырём оброка в четыре раза.

Центром Бежецкого уезда являлся Городецк. Сведений о городе меньше, чем о его сельской округе, известной выращиванием льна и оживлённой торговлей. Документы упоминают и об активной вырубке лесов на Бежецком Верхе.

Подробные данные о Торопце приведены в замечательном памятнике письменности — Торопецкой писцовой книге 1540 г. Центр города занимала крепость, к ней примыкали посады. В самом большом из них насчитывалось 415 тяглых дворов. Разнообразны ремесленные специальности. Среди мастеров обработки металла упомянуты кузнецы (в том числе оружейники), котельщики, серёжники, серебряники, сабельник, игольник. Имелись особые слободы пушкарей и пищальников. В городе располагались 2 монастыря и 12 церквей, в том числе соборная церковь св. Георгия. Велась оживлённая торговля: 68 лавок принадлежали посадским людям, а 15 амбаров — иногородним и иноземным купцам. В течение всего XVI в. Торопец оставался крупнейшим русским городом между Смоленском и Новгородом.

В целом тверские земли имели хорошие перспективы экономического и культурного развития в составе укрепляющегося Русского государства.