Старицкий уезд и его судьба

Наиболее крупными феодальными образованиями в первой половине XVI в. были уделы вторичного происхождения. Иван III, расширяя границы Московского государства, лишил власти местных князей и уничтожил старые уделы, но создал новые — для собственных сыновей.

Великий князь Василий III получил после смерти отца в 1505 г. Москву и самую большую часть русских земель. Юрий стал владельцем богатой территории с центром в Дмитрове, ему же отошёл и тверской город Кашин с волостями. Дмитрию достались Зубцов и половина Ржева, Симеону — Бежецкий Верх. Андрей, имевший владения в разных землях, сделал центром своего удела Старицу.

Удельные князья имели собственные войска во главе с воеводами. Подчиняясь великому князю в делах общерусских, они оставались самостоятельными в решении вопросов местного управления. В ведении удельного князя находились суд, раздача земельных пожалований, определение границ наделов и условий владения ими, размеры налогов.

Князья Симеон и Дмитрий умерли, не оставив потомства, и их уделы включили в состав великокняжеских земель. После смерти Василия III в 1533 г. московские бояре схватили Юрия Ивановича и обвинили в намерении захватить верховную власть. Вскоре он умер в тюрьме, а его удел присоединили к землям великого князя Ивана IV.

Таким образом, самостоятельным оставался только Старицкий удел. Его история стала важнейшим эпизодом русской государственной и общественной жизни XVI в.

Младший брат Василия III князь Андрей претендовал на расширение своего удела, но получил отказ. Он уехал из Москвы в Старицу, не оставив честолюбивых планов. Хотя Старица тогда являлась сильной крепостью, князь ещё надёжнее укрепил детинец на высоком левом берегу Волги. Заново отстраивался напротив кремля древний Успенский монастырь на правом волжском берегу. В этом монастыре принял монашество Иов, впоследствии первый русский патриарх. Обширные земельные пожалования под Старицей получили крупнейшие русские монастыри, что укрепило силу и влияние князя. У Андрея Ивановича имелся многочисленный двор и сильное войско.

Старицкого князя не раз вызывали в Москву по требованию правительницы Елены Глинской, матери малолетнего великого князя Ивана IV. Он уклонялся от поездок, помня о судьбе старшего брата Юрия. Наконец, предчувствуя развязку, Андрей в мае 1537 г. поднял вооружённый мятеж против боярского правительства. Князь обратился за помощью к новгородцам, но ожидаемой поддержки не получил. Московские воеводы, настигшие отряд Андрея Ивановича под Новгородом, обещали, что в столице его простят и отпустят. Старицкий князь отправился в Москву, но там был арестован вероломными боярами и вскоре умер в тюрьме «страдальческою смертью». Заточённых одновременно с ним жену Ефросинью и двухлетнего сына Владимира выпустили из тюрьмы лишь через четыре года.

После этих бурных событий Старицкий удел всё же сохранился. Владимир Андреевич, будучи двоюродным братом царя Ивана IV, почти на равных с ним мог претендовать на великокняжеский престол. Оба внука объединителя русских земель Ивана III имели сходные права на трон.

В 1553 г. 23-летний Иван IV тяжело заболел. Встал вопрос о возможном преемнике. Многие влиятельные бояре склонялись в пользу Владимира Старицкого. Прикованный недугом к постели царь заставил всех, в том числе и Владимира, присягнуть своему малолетнему сыну. Болезнь отступила, но с этого времени Иван IV всегда помнил о «старицкой опасности».

В ходе Ливонской войны 1558-1582 гг. Иван Грозный часто бывал в Старице, сделав её, по существу, своей ставкой. Владимир Андреевич оказался под плотным контролем. В 1563 г. последовал донос на него от собственного дьяка, и царь заменил ближнее окружение Владимира на своих людей, переведённых из Москвы. Мать князя постригли в монахини и отправили в Горицкий монастырь около Белоозера.

В 1566 г., во время опричнины, Иван IV, стремясь к ликвидации Старицкого удела, произвёл обмен земель. Взамен Старицы с волостями Владимир Андреевич получил богатый Дмитровский удел. При этом он лишился исконных родовых владений и опоры на прежних подданных. В условиях затяжной Ливонской войны Старица представлялась царю более важной, чем подмосковный Дмитров. Иван IV произвёл обмен в соответствии с нормами русского феодального законодательства, это не было насильственным взятием земель в опричнину. Видимость нормальных отношений между братьями некоторое время сохранялась.

Осенью 1567 г. русские войска готовились к походу против Литвы. Владимир Андреевич, желая показать царю свою преданность, выдал ему группу бояр, представив их заговорщиками. Старицкого князя освободили от следствия, но боязнь измены заметно усилила подозрительность Ивана Грозного.

Вскоре Владимира Андреевича направили в Нижний Новгород — якобы для обороны южных границ от "турецкой угрозы". Царь инсценировал покушение на себя в Александровой

слободе, а вину возложил на старицкого князя. Того срочно вызвали из Нижнего Новгорода. 9 октября 1569 г. Малюта Скуратов, глава опричников, предъявил ему обвинение в покушении на государя и заставил его и членов семьи принять яд. Ефросинью Старицкую утопили в Шексне вместе со служанками-монахинями.

Почти 70 лет продолжалось противостояние центральной власти и старицких князей. Даже такой жестокий властелин как Иван Грозный опирался в своих действиях на феодальное право и исходил из сословных представлений о царском роде. Но введение опричнины позволило московскому государю уничтожить брата-соперника с помощью прямого насилия.