Первоначальное заселение Тверского края

Около 3000 поселений каменного века нашли археологи на территории современной Тверской области. Её заселение человеком стало возможным во время и после таяния валдайского ледника — с 10-го тыс. до н.э. или несколько ранее.

Юг и восток области были свободны ото льдов и прежде. Вероятно, небольшие кратковременные поселения существовали неподалёку от ледовой кромки. Но найти их очень трудно, потому что таявший ледник сильно изменил рельеф.

Отсчёт человеческой истории на Великом водоразделе ведётся с финального палеолита — заключительного этапа древнего каменного века. К этому времени относятся поселения Подол 3 и Тёплый ручей 1 (Селижаровский район), Усть-Тудовка 1 (Ржевский район).

Более интенсивное заселение Тверского края началось в мезолите, среднем каменном веке. Его хронологические рамки охватывают 8-6 тыс. до н.э. В начале этой эпохи климат был очень суровым, с тундровой растительностью и соответствующим ей животным миром. Немногочисленное население занималось, в основном, охотой на северного оленя. Постоянное повышение среднегодовых температур привело к тому, что эта территория полностью покрылась лесами. Впоследствии зона южной тайги стала даже замещаться широколиственными лесами. В таких условиях успешно развивалось охотничье хозяйство. Помимо зверя, добывали также боровую дичь и водоплавающих птиц, освоили рыболовство.

Систематическое изучение местного мезолита началось в 1950-е гг, когда археологи раскопали стоянку у д. Бутово в Старицком Поволжье. Она располагалась близ берега небольшого озерца, примыкавшего к Волге. Обитатели стоянки вели комплексное хозяйство. Орудия труда — наконечники стрел, резцы, скребки, ножи — изготовлены из пластин, сколотых с кусков кремня. Стоянка существовала в 7 тыс. до н.э.

От жилищ эпохи мезолита в песчаном грунте остаются едва уловимые следы. На поселении у д. Соболево в Кимрском районе в раскопе выявили овальное пятно, по цвету темнее культурного слоя. Его окружали камни и пересекали по всей длине столбовые ямки. Внутри пятна найдены два очага: маленький при входе и большой, с мощным кострищем, в дальнем конце жилища. Вот и всё, что сохранило время от наземного дома типа шалаша или чума.

На стоянке у д. Дмитровское близ Твери в 1970 г. впервые нашли обработанные кремни трапециевидной формы. Их использовали в качестве лезвий режущих орудий, гарпунов, наконечников стрел. В 1975-1976 гг. раскопали поселение мезолита у восточной окраины Твери, близ д. Иенево. Результаты этих работ получили европейское признание. Среди найденных изделий — своеобразные наконечники стрел с боковой выемкой. Они обладали в полёте поворотным эффектом. Центр тяжести у них смещён, поэтому, попадая в добычу, наконечник разворачивался и наносил рваную рану, увеличивавшуюся при движении бегущего зверя. Обнаружено также несколько десятков трапециевидных наконечников. Поселение находилось у протоки из древнего озерца в Волгу. Ныне озеро заболочено, но до сих пор остаётся пристанищем водоплавающих птиц. Их-то и добывали в мезолите с помощью лёгких луков, оснащённых такими наконечниками.

На Иеневской стоянке многие орудия труда изготовлены из отщепов — осколков кремня разнообразных очертаний. Отщеповая техника позволяла мастеру изготовить орудие любой необходимой формы. Это техническая черта уже следующей исторической эпохи — нового каменного века. А классически строгие очертания ножевидных пластин всё-таки не допускали широкого разнообразия форм орудий: ведь в основе пластины всегда длинный и узкий прямоугольник.

В результате иеневцы смогли приспособиться к изменяющимся природным условиям и к нехватке высококачественного кремня на Волге ниже Старицы.

Стоянка у д. Иенево оказалась не единственной с таким набором орудий и с такой техникой их обработки. Впоследствии были найдены десятки похожих, хотя и не столь ярких поселений, в основном, на берегах Волги — от Зубцова до Ярославского Поволжья включительно. В Тверской области это стоянки у д. Горбуново под Зубцовом, на ручье Журавец и у д. Култино в Старицком Поволжье, группа стоянок у д. Старая Константиновка на восточной окраине Твери, у д. Титово под Кимрами, у д. Авсергово близ Калязина. Схожие поселения открыты на Вазузе, на Средней Мологe, в соседних с Тверской областях центра России.

Археологи пришли к выводу, что эти стоянки оставлены двумя общностями разного происхождения. По самым типичным поселениям археологические культуры получили названия «бутовская» и «иеневская». Бутовцы — потомки того населения, которое жило в приледниковой полосе, то есть в верховьях Днепра, на Оке и в Ярославском Поволжье, ещё в конце палеолита. Иеневцы — пришлое население, продвинувшееся на водораздел с юго-запада. Среди находок на некоторых поселениях, например, у Старой Константиновки, есть изделия, типичные для той и другой культуры. Это показатель мирных контактов и совместного проживания.

Поселения мезолита носили, в основном, сезонный характер. Их обитатели меняли промысловые лагеря с изменением условий охоты и рыболовства. Одно и то же место могло посещаться из года в год в определённый сезон. На поселении у д. Дмитровское найдено небольшое жилище типа полуземлянки, а также разнообразный набор охотничьего снаряжения. Учёные считают это поселение зимним. Напротив, стоянка у д. Култино — лагерь рыболовов весны — начала лета. Здесь полностью отсутствуют орудия охоты, но исключительно много кремнёвых пластин, из которых делали ножи для разделки рыбы. На поселении у д. Иенево жили, скорее всего, осенью, во время перелётов птиц. При определении сезонности учёные учитывают высоту поселения над водой, особенности рельефа местности, условия жизни зверей, птиц и рыб, которых могли здесь добывать. Другие культурные общности расселились в Ржевском Поволжье, на озёрах Валдайской возвышенности, в Верхнем Подвинье. Средний каменный век изучен там пока слабо и неравномерно. Стоянки под Ржевом — результат контактов населения Валдайской возвышенности, Тверского Поволжья и коллективов, продвинувшихся из Северо-Восточной Белоруссии вверх по Западной Двине. Запасы кремня, обильные здесь, способствовали оседлости населения. Общности людей разного происхождения, живя рядом и привыкая друг к другу, создавали новую культуру. Замкнутой она не была, поскольку занимала берега главной реки региона. Поселения располагались группами близ выходов кремня на поверхность. Запасы его здесь таковы, что в виде сырья, полуфабрикатов и готовых изделий он расходился из местных мастерских на многие сотни километров. Видимо, кремень обменивали на пушнину, вяленые и копчёные продукты, соль, янтарь.

Помимо Ржевско-Старицкого Поволжья, значительные запасы кремня имеются на Верхневолжских озёрах, на Селигере. Недавно тверскими археологами открыты мастерские и в бассейне Западной Двины — близ Андреаполя, Нелидова, Белого, в Жарковском районе.

Селигер и Верхневолжские озера были заселеныв мезолите довольно плотно. Имеются данные о поселениях среднего каменного века и восточнее Селигера — под Бологим, Вышним Волочком и Удомлей.

Всего в Тверской области известно более 350 стоянок этой эпохи, из них 62 — в Верхнем Подвинье. Но раскопаны там лишь две: у д. Курово под Андреаполем и у д . Озёры в Жарковском районе. Заселение Подвинья шло, видимо, с запада, что подтверждается находками в Латвии, Беларуси, Псковской и Смоленской областях.

Главные надежды в изучении древнейшей истории Тверского края археологи связывают с поисками и раскопками поселений на берегах древних озёр, ныне заболоченных и заторфованных. В таких отложениях хорошо сохраняются вещи, конструкции, отходы производства из дерева, кости, рога. Они значительно расширяют наши представления о мезолите, о культуре и быте древнейших жителей края.