Тверской край в бронзовом и раннем железном веках

В конце 3 тыс. до н.э. природные условия в центре Русской равнины изменились. Климат стал более сухим и холодным. Сокращались площади озёр, падал уровень воды в реках. Меньше стало широколиственных лесов, больше — сосны, берёзы и даже тундровой растительности. В лесах появились северный олень, росомаха, куница и некоторые другие животные, обитавшие здесь ещё в мезолите. Природные изменения совпали с эпохой волосовской культуры. Сформировавшись в неолите, эта общность продолжала существовать и позднее.

Для территории Великого водораздела самым главным событием бронзового века, охватившего 2-е тыс. до н.э., стал приход на Валдайскую возвышенность населения фатьяновской археологической культуры (по могильнику у д. Фатьяново Ярославской области). Волосовцы не только общались с фатьяновцами, но и смешивались с ними. На волосовских стоянках найдены вещи и посуда обеих культур.

С фатьяновской культурой связано возникновение и становление в лесной зоне производящего хозяйства и начало обработки металла. Она — часть огромной общности, для которой характерна круглодонная керамика, украшенная оттисками перевитого шнура, и каменные сверлёные боевые топоры. Эта культурная общность длительное время занимала обширные территории от Франции до Урала и от Скандинавии до Карпат.

На большей части пространств своего расселения, в том числе и на территории Тверской области, фатьяновцы известны только по могильникам. Их поселения здесь не найдены.

Погребения совершались в ямах, без каких-либо насыпей или других зримых признаков. Как правило, могильники обнаруживают неожиданно, например, во время хозяйственных работ. При этом многие из них случайно уничтожаются или получают большие повреждения.

Фатьяновские могильники — родовые кладбища. Они расположены на холмах и грядах близ берегов рек и озёр, обычно на большой высоте. В верованиях фатьяновцев важнейшее место занимал культ солнца, проявившийся в погребальном обряде, орнаментации керамики и янтарных украшениях.

В Тверской области выявлено около 30 таких могильников. 11 из них раскапывались, остальные известны по случайным находкам боевых и рабочих топоров. Фатьяновцы продвигались в верховья Западной Двины и Волги с запада и юго-запада. Территория Верхнего Подвинья была для них промежуточной, надолго они там не задержались. Основные места расселения фатьяновцев на Верхней Волге — под нынешними Тверью и Бежецком, а также в Краснохолмском, Сонковском и Кесовогорском районах. Материалы бежецких могильников свидетельствуют о длительном обитании на одном месте.

Богатство и бедность разных погребений указывают на имущественное неравенство. «Вожди» похоронены на самом высоком, центральном месте. Погребённые почти всегда лежали на боку: мужчины на правом, женщины на левом, в скорченном положении. В Тургиновском могильнике на р. Шоше встречен обряд трупосожжения, отражающий представления об очищении огнём (южная традиция). В погребения ставилась шаровидная посуда изящной выделки, со шнуровым орнаментом. На днищах горшков нарисованы круги и кресты в круге — отражение культа солнца. Часты находки каменных и кремнёвых топоров, кремнёвых ножей. Редкие экземпляры медных топоров есть только в захоронениях вождей. Зато украшения из меди и бронзы, из костей, зубов и раковин обычны в женских погребениях.

При переходе в загробный мир человеку, по представлениям фатьяновцев, нужна была пища. В могилы клали части туш свиней, овец и коров. В Болшневском могильнике под Бежецком найдено погребение собаки, верного помощника пастуха-фатьяновца.

Если свидетельства о земледелии довольно неопределённы, то охота и рыболовство продолжали играть значительную, хотя и подсобную, роль. Главное, что внесли фатьяновцы в местную культуру, наряду со скотоводством, — металлические изделия и навык получения и обработки бронзы.

Родовая организация их, как и других пастушеских обществ, была патриархальной. Движение фатьяновцев происходило, вероятно, с территорий Литвы, Белоруссии и Восточной Латвии, поскольку именно особенности лесного скотоводства дикговали кочевой образ жизни. Они испытывали также сильное влияние южных культур. Фатьяновцы, скорее всего, являлись предками современных балтов. Их хозяйственные и культурные традиции прослеживаются даже в раннем средневековье, особенно на востоке области.

Едва ли не самым таинственным и неизученным периодом древней истории Тверского края является конец бронзового века (конец 2—начало 1 тыс. до н.э.). Считается, что сюда с востока вновь продвинулись финно-угры, потеснив или включив в свой состав местных жителей. В науке за этой общностью, сложившейся ещё в начале 2-го тыс. до н.э., закрепилось своеобразное название — «культура текстильной керамики». Дело в том, что одна из самых заметных черт её материальной культуры — изготовление глиняной посуды с орнаментом, напоминавшим отпечатки грубой ткани. В Верхневолжье и Подвинье культура текстильной керамики по-настоящему заметна с началом новой исторической эпохи — раннего железного века, то есть с VIII-VII вв. до н.э.

По археологической периодизации, двадцатое столетие тоже относится к железному веку. Значит, первый период знакомства с железом, его добычей и обработкой правомерно и удобно называть ранним железным веком.

Железо стали добывать повсюду в лесной зоне из болотных и луговых руд, переняв знания у уральского, карпатского и ещё более южного населения. Получить эти знания было не очень сложно, учитывая разветвлённые и давние связи Великого водораздела со многими культурными очагами и мирами.

Новый металл имел явные преимущества перед бронзой: руда была повсюду у поверхности земли; кроме того, железо твёрже меди и бронзы. В отличие от каменных орудий труда, железные изделия можно отковать любой формы и величины. Сломанные вещи пускались в переделку почти до бесконечности. Бытовые предметы, инструменты и приспособления, оружие также стали изготовлять из железа. Всё это вызвало со временем настоящую революцию в технике и способствовало повсеместному развитию производящего хозяйства — скотоводства и земледелия.

Главным богатством стал домашний скот. Зерно, металлические изделия и одежда также производились не только для ежедневных нужд, но и про запас. Для защиты от нападений и грабежа прежние места поселений перестраивались. Возникали поселения нового типа — укреплённые городища. Их появление фактически совпало с началом раннего железного века.

Городища чаще всего строили на довольно высоких прибрежных мысах, отдельных холмах и отрогах коренного берега. Это обеспечивало хорошую защищённость с двух сторон, обращенных к воде. С незащищённой стороны прокладывали ров, земля из которого шла на насыпку оборонительного вала. Со временем укрепления становились более сложными: создавались двойные, а то и тройные системы рвов и валов.

Размеры верхних жилых площадок, обнесённых частоколом, не превышали обычно 400-600 кв. м. Наиболее древними типами жилищ на местных городищах были, видимо, круглые землянки и длинные дома, примыкавшие к оборонительным сооружениям и образующие как бы сплошные «жилые стены».

В последние века до н.э. на городищах строились срубные дома прямоугольной формы, и эта традиция сохранилась до настоящего времени.

На площадке помещался загон для скота, ради защиты которого и укрепляли городище, а также железоплавильные печи, мастерские, святилище.

В раннем железном веке пространство водораздела населяли носители двух культур: дьяковской (по городищу в с. Дьяково в черте Москвы) и днепро-двинской.

На территории Тверской области раскопано довольно много городищ дьяковской культуры: Лихачёвское близ Зубцова, Топорок напротив Конакова, Борки под Вышним Волочком, Пентурово и Дулёво под Старицей, Отмичи и Поминово под Тверью, Графская Гора и Дьяков Лоб в Кимрах, Орлов Городок в Молоковском районе и др.

Санниковское городище в Кимрском Поволжье защищено двумя валами и тремя рвами. Железа не хватало, применялись даже кремнёвые орудия труда, а преобладали костяные изделия. С наличием этого сырья проблем у скотоводов-дьяковцев не возникало. Среди железных вещей в Санникове: ножи, булавки, шилья, серп. Есть бронзовые украшения.

На городищах и селищах часто встречаются так называемые «грузики дьякова типа» — глиняные грибки со сквозным отверстием и примитивным орнаментом. Каких только предположений не строили относительно назначения этих прежметов! Большинство учёных связывают их с ткацким производством, считая «грузики» насадками на веретёна или грузами на нитях.

Около III-IV вв. н.э. дьяковская культура, видимо, потеряла единство под давлением балтов, а также в связи с хозяйственными и социальными изменениями. Славяне впоследствии без особых усилий вобрали в себя местное население, но кое-где (например, в низовьях Тьмы и в Кимрском Поволжье) финны жили обособленно вплоть до XI-XII вв. В средневековом курганном могильнике у д. Плешково под Кимрами в погребениях XII в. среди богатого набора женских украшений найдены и славянские, и финские, и балтские вещи. Это яркий пример того, что древнерусская народность складывалась из племён разного происхождения.

В Верхнем Подвинье в раннем железном веке шли схожие хозяйственные и общественные процессы. В бассейнах Торопы, Западной Двины, Велесы очень много городищ днепродвинской культуры. Местные природные условия, то есть пойменные луга, рощи в долинах рек и озёр и дубравы, особенно устраивали скотоводов. Раскопаны городища у д. Курово под Андреаполем, у д. Городок и в урочище Подгай под Торопцем.

На городище Подгай найдены остатки двух землянок. В одной из них открыт очаг с развалом сосуда, содержащего кости рыб и животных; в другой обнаружен богатый инвентарь и украшения: костяные острия и рыболовный крючок, железные долотца и нож, бронзовая трубочка, глиняная поделка. Весь этот жилой комплекс относится к самому раннему этапу заселения городища. А в верхней части культурного слоя раскопаны основания 14 прямоугольных жилищ столбовой конструкции. Найдены обугленные зёрна пшеницы и ячменя.

В середине I тыс. н.э. Верхнее Подвинье стало районом усиленного славянского освоения. Эпоха первобытности заканчивалась.