Формирование государственной территории

В X-XI вв. славянское расселение в Тверском крае проходило уже в условиях формирования Древнерусского государства и его территории. Границы Ростовской земли на западе доходили до устья Медведицы и до Бежецкого Верха. Далее простирались владения Великого Новгорода. Верхнее Подвинье и часть Ржевского Поволжья вошли в государственную территорию Смоленского княжества. Границы между землями имели ещё довольно размытые очертания и не оставались неизменными.

В домонгольское время в Тверском крае не было самостоятельных земель и княжеств, кроме Торопецкого, выделившегося во второй половине XII в. из состава Смоленского княжества. Торопец располагался на важнейшем ответвлении знаменитого пути «из варяг в греки». Это определило его место в политической и хозяйственной истории Северо-Западной Руси. Первым князем торопецким стал Мстислав Храбрый, впоследствии княживший в Смоленске и в Новгороде и укрепивший отношения Торопца с северо-западными русскими землями. Более четверти века княжил в Торопце его сын Мстислав Удалой, дед Александра Невского. Сам Александр Ярославич венчался с полоцкой княжной именно в Торопце. Не исключено, что он владел в это время торопецкими волостями.

Археологическое изучение торопецких земель показывает большую плотность сельских поселений. Некоторые из них, судя по внешнему виду, были центрами округи. Торопецкие земли не миновать при передвижениях в любом направлении: из Прибалтики на восток и в Новгород, из Смоленска на север, из Ростовской земли в Полоцк и далее на запад. Торговля, культурная и хозяйственная жизнь здесь были оживлённей, чем у живущих поодаль от речных перекрёстков соседей.

Само Верхневолжье приобрело черты государственной территории за счёт расселения из новгородских земель. Существовало не менее трёх путей проникновения сюда славян. Эти водные пути известны людям с глубокой древности.

Один из них шёл с Ильменя вверх по Поле до впадения в неё Щеберихи и далее по этому притоку до оз. Щебериха. Волок от озера приводил к Березовскому городищу на одноименном плёсе оз. Селигер, сообщающегося с Волгой. Этот путь, называвшийся «серегерским», был непростым для преодоления, но использовался постоянно. По нему озёрный край и был освоен новгородскими словенами. С Селигера попадали на Волгу, двигаясь затем вниз по ней до Ржева, устья Тверцы и далее.

Водный путь по Мете был короче, но опаснее из-за больших порогов; чаще приходилось идти по берегу. Зато, перейдя через неширокий волок на истоки Тверцы, удавалось быстро и беспрепятственно спуститься до её устья и выйти к границам Ростовской земли.

Третий путь являлся вариантом второго: с верховий Меты не сложно попасть на Бежецкий Верх, двигаясь вниз по Волчине, а затем вверх или вниз по Мологе. Перейдя с верховий Волчины или Тверцы на Медведицу, сплавившись по ней до Волги и поднявшись по Нерли до Переяславля, попадали в центральные районы Ростовской земли.

Все эти пути имели множество ответвлений по небольшим речкам, образующим в Верхневолжье густую сеть. Так обеспечивалось быстрое хозяйственное освоение бассейнов Тверцы, Медведицы и Мологи, волжского побережья.

На границах земель и на перекрёстках водных путей иногда ставили памятные каменные кресты. Один из них был установлен в 10 км от истока Волги, в месте её впадения в большое оз. Стерж, недалеко от водораздела с Полой. На одной стороне креста выбита надпись: «6641 /1133 г./ месяца июля в 14 день почахъ рыти реку сю язь Иванко Павловицъ и крест съ поставихъ». После смерти посадника Иванка соединение Волги с Полой осталось незавершённым.

По водным путям в тверские земли и южнее шли различные товары из Новгорода, а навстречу везли зерно из Ростовской земли, со Средней Волги, сырьё и продукты из Верхневолжья. Районами активного земледельческого освоения стали земли по Тьме в Старицком Поволжье; бассейн Осуги, самого крупного притока Тверды; берега Мологи в районе Бежецких озёр.

В древнейшей русской жалованной грамоте, данной киевским князем Мстиславом Великим новгородскому Юрьеву монастырю в ИЗО г. на владение землями и селениями на них, упомянута волость Буйце. Удалось точно определить её местонахождение. Волость занимала часть Андреапольского района на правобережье Волкоты, по берегам озер Бросно и Бойно (прежнее его название — Буйце). В этой местности найдено несколько значительных городищ, селищ и курганных могильников. Плотность их расположения и материалы, полученные при раскопках, показывают значительную оживлённость хозяйственной и социальной жизни в этой части новгородско-смоленского порубежья в ХН-ХШ вв.

Смоляне, рано появившиеся в верховьях Волги и основавшие здесь несколько городков, в том числе Хотшин (ныне д. Хотошино Селижаровского района), соперничали с Новгородом. Временами противостояние сменялось союзами, поскольку на востсясе у них был общий противник — сильное Ростово-Суздальское княжество. Борьба новгородцев с суздальцами и определила судьбу края в середине XII - первой трети XIII вв.

Поход новгородцев на ростовские земли в 1134 г. вызвал встречную активность в Верхневолжье ростово-суздальского князя Юрия Долгорукого. Шаг за шагом он укреплял здесь свои позиции, основывая городки-крепости и размещая в них гарнизоны. Крепости строились в ключевых местах — в устьях волжских притоков. Основанный Юрием в 1134 г. Кснятин (на территории нынешнего Калязинскго района) перекрыл для новгородцев устье Нерли, то есть дорогу на Переяславль и Ростов, а также путь вниз по самой Волге. Суздальцы держали под контролем и низовья Медведицы. В результате новгородцы оказались почти полностью отрезаны от прямого выхода на Волгу.

В 1147 г. Юрий начал войну с Новгородом и захватил Торжок и земли по Мете, взимая с них дань в течение трёх лет. Вероятно, к этому времени Поволжье было ростовским уже вплоть до устья Тверцы. Под 1149 г. летопись сообщает о походе киевского и смоленского князей на суздальцев. Поход был успешным: объединённое войско захватило все городки по Волге, вплоть до Ярославля. В числе этих городков могли быть Дубна, Шоша и Тверь в устьях одноимённых притоков Волги, но прямых указаний на их основание нет.

Преемники Юрия, Андрей Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо, продолжили борьбу за Верхневолжье, не давая возможности усиливаться здесь своим соперникам. Борьба продолжалась. В 1180 г. киевский князь Святослав организовал большой поход на Всеволода. «На Волзъ устье Тъхвери» он соединился с войсками новгородского князя Владимира, своего сына. «Тъхверь» в данном сообщении — название реки (ныне Тверца), но учёные допускают, что это одновременно и косвенное упоминание города. Разорив земли по Волге, Святослав встретил противника и отступил без боя. В результате этой борьбы к концу XII в. влияние владимиро-суздальских князей расширилось на запад до устья Вазузы, то есть дальше, чем когда-либо прежде. Они наложили дань на новгородские города Торжок и Волок Дамский.

Первое достоверное летописное упоминание Твери относится к 1209 г. в рассказе о несостоявшемся походе Всеволода на Новгород. Постепенно Тверь становилась центром новых владений владимирских князей на западе. Раскопки в городском кремле дают отдельные находки конца XII — начала XIII вв.

С кончинойВсеволодаБольшое Гнездо Владимирское княжество стало дробиться. Так^ Тверское Поволжье вошло в состав переяславских земель, чей князь Ярослав Всеволодович с переменным успехом вёл борьбу с Новгородом. В 1216 г. Ярослав захватил Новый Торг, организовав хлебную блокаду страдающего от голода Новгорода. Отчаявшихся новгородцев выручил торопецкий князь Мстислав Удалой. В описании его похода впервые упоминаются подвластный ему Ржев и захваченный у переяславцев Зубцов. Мстислав сумел одержать решительную победу над объединённым владимирским войском. Но это событие было лишь ярким эпизодом, не изменившим общей политической картины. Перед лицом немецко-шведской угрозы новгородцы вскоре вернули Ярослава на свой княжеский престол.

События на северо-востоке Верхневолжья были более мирными. Административная и хозяйственная политика Новгорода в верховьях Мологи и Меты привела к образованию крупных сельских поселений — погостов и к интенсивному земледельческому освоению края. В новгородской берестяной грамоте, датированной 1229 г., впервые упоминается Городецко, предшественник Бежецка. Учёные считают, что он мог возникнуть в начале 2-го тыс. н.э. Этот и другие городки по Мологе стали центрами большой юго-восточной новгородской провинции.

Есть основания рассматривать некоторые городища XII - XIII вв. в бассейнах Волги, Западной Двины и Меты как складывающиеся города. Каждый из них являлся административным, религиозным, торговым и ремесленным центром обширной территории.