Чукавино

Усадьба ЧукавиноУсадьба Чукавино расположена в Старицком районе, на берегу Волги, в 6 километрах от трассы Тверь - Старица.

Первое документальное упоминание о Чукавине относится ко второй половине XVII века, когда оно принадлежит боярам Сытиным. В 1706 году в сельце была построена деревянная церковь. В конце 30-х годов XVIII века дочь Дмитрия Степановича Сытина вышла замуж за прапорщика Петра Романовича Чоглокова, род которого вел свое происхождение от новгородских бояр, в качестве приданого ей было отдано село Чукавино.

Петр Романович был в родстве с племянницей императрицы Елизаветы Петровны - Марией Симоновной Чоглоковой. Этим отчасти объясняется размах, с которым вдали от столицы в конце XVIII века строилось имение Чукавино. В 1746 году состоялось освящение каменной трехпрестольной Владимирской церкви, а в 1751 году был построен усадебный дом.

Во второй половине XVIII века строительство в усадьбе прекратилось. После кончины императрицы Елизаветы Петровны Чоглоковы ушли в отставку и поселились в имении.

Дочь Петра Романовича Чоглокова выходит замуж за Сергея Борисовича Волховского, и имение переходит к Волховским, а затем, в качестве приданого дочери Волховских, - к Великопольским. Сын Надежды и Ермолая Великопольских Иван Ермолаевич - высокообразованный человек, друг А.С. Пушкина, блестящий офицер, игрок, поэт, драматург - после свадьбы поселился в Чукавине и со свойственной ему энергией занялся переустройством имения. Особенно это касалось парка и сада. Для разведения парка пригласили садовника из Швейцарии; из Крыма, с Урала и Кавказа привезли редкие породы деревьев, на некоторые деревья привили другие породы. Усадьба Чукавино. Владимирская церковьВсе это наполняло парк разнообразными цветочными оттенками, постоянно меняющимися в течение года. Великопольские владели усадьбой Чукавино более 100 лет, до 1897 года, когда Надежда Ивановна Великопольская вышла замуж за ржевского помещика Николая Андреевича Чаплина. В конце XIX века усадьба модернизируется, особенно это касалось главного дома.

В семье Чаплиных усадьба оставалась до революции, затем была национализирована.

Сегодня в усадьбе сохранились главный дом, флигель, церковь, пейзажный парк с прудами, остатки хозяйственных построек.

 

В полях забытые усадьбы
Свой давний дозирают сон.
И церкви сельские простые
Забыли про былые свадьбы,
Про роскошь барских похорон.
Дряхлеют парки вековые
С аллеями душистых лип.
Над прудом, где гниют беседки
В тиши в часы вечеровые,
Лишь выпи слышен зыбкий всхлип.
Выходит месяц, нежит ветки
Акаций, нежит робость струй.
Он помнит прошлые затеи:
Шелк, кружева, на косах сетки,
Смех, шепот, быстрый поцелуй.
Теперь все тихо. По аллее
Лишь жаба, волочась, ползет
Да еж проходит осторожно...
И все бессильней, все грустнее
Сгибаются столбы ворот.
Лишь в бурю осенью тревожно
Парк стонет громко, как больной,
Стряхнуть стараясь ужас сонный...
Старик, жить дважды невозможно:
Ты вдруг проснешься, пробужденный
Внезапно взвизгнувшей пилой!

Валерий Брюсов, 1911г.